Собиратель рукотворной красоты

Однажды вызвавшись помочь супруге в пополнении экспонатов школьного музея старинного быта, Сергей Кузьмин и не подозревал, что собирание предметов старины станет его увлечением на многие годы.

17.05.2017   Культура   0 коммент.   214 просм.    Автор: Ирина Королева
Новости Ливны -Сергей Михайлович Кузьмин с Лидией Егоровной Бородиной в с. Сергиевское.

Сергей Михайлович Кузьмин с Лидией Егоровной Бородиной в с. Сергиевское.

Новости Ливны -Сергей Михайлович Кузьмин с Лидией Егоровной Бородиной в с. Сергиевское.

Ковер ручной роботы в с. Сергиевское. Фото архива С. Кузьмина.

Для кого-то подстилка для собаки, для него – предмет старины
– Теперь я не могу равнодушно пройти мимо любой старинной вещицы, даже той, что другие считают откровенным старьем, пригодным разве что для свалки, – признается Сергей Михайлович. И тут же ему вспомнился случай, как однажды в одной из деревень, увидел в доме на полу старинный, далеко не первой свежести ковер, на котором умирала собака.
–  Псина сдохнет, ковер выброшу, – мимоходом обронил хозяин дома.
– Как же можно так просто избавляться от такой интересной вещи? – глубокая искренность, с какой задал вопрос Кузьмин, подкупила мужчину: «Ну если ты в нем видишь какой-то интерес, забирай. Только грязный очень сей бесценный экспонат». С иронией произнесенные слова вовсе не задели Сергея Михайловича: он искренне радовался приобретению. А что до состояния ковра, так в умелых заботливых руках нового владельца он вскоре заиграл разноцветьем красок.
Но далеко не в каждую вещь, особенно ковры, можно вдохнуть вторую жизнь, сокрушается собиратель старины. Зачастую они настолько сильно побиты молью, что восстановить их нет никакой возможности. С другой стороны, это сейчас к коврам ручной работы прежних лет относятся как к предметам старины. Для их обладателей, тем более для их потомков, они были не более, чем предметом домашней утвари. Вышли ковры из моды, сняли их со стен, в лучшем случае бросили под ноги, а то и вовсе отнесли куда-нибудь в сарай, если жалко сразу
выбросить.
Ливенские ковры красовались
на ВДНХ

Кузьмин давно проявлял интерес к старинным коврам. Но если прежде он при случае просто старался пополнить свою коллекцию, в последнее время много интересуется историей создания конкретного ковра. Какая мастерица его сотворила, в какой именно деревне? Где в Ливенском районе ковроткачество было развито как ремесло, а где им занимались просто, как рукодельем?
– Ответы на эти вопросы искать очень непросто, – признается Сергей Михайлович. – Сейчас еще есть мастерицы, которые сохранили секреты старинного ремесла. Но их очень мало. Я лично встречался с двумя, одна из них живет в Лютом, другая в Ливнах. Буквально по крупицам приходится собирать информацию. Не могу претендовать на то, что изучил досконально историю ковроткачества в Ливенском крае, но кое-какие сведения об этом собрать удалось. Надеюсь, они очень пригодятся для предстоящей летом этого года выставки, посвященной истории ковроткачества на Орловщине, и книги, которую готовятся выпустить по этой теме.
Например, Кузьмин выяснил, что еще не так давно, во второй половине прошлого века в д.Семенихино жила очень талантливая мастерица Женя Уткина (по уличному). Но долгое время не мог найти ни ее работ, ни того, как точно звали женщину. Было известно только, что была она одинокой, своей семьи не имела. Однажды Сергей Михайлович познакомился в Воротынске с Ольгой Ивановной Дорогавцевой. Она рассказала, что ей на свадьбу родственница из Семенихино сделала два чудесных ковра: один краше другого. Звали ее Кобцева Евгения Ивановна. Это и была та самая Женя Уткина. Ее работы пользовались большим спросом, а мастерство было столь велико, что по просьбе местных властей мастерица изготовила ковер для демонстрации на ВДНХ
в Москве.
Настоящим центром ковроткачества на ливенской земле была деревня Труды, что недалеко от Мочил. Здесь изготавливали ковры на продажу. По рассказам жительницы Ливен Валентины Антоновны Баркаловой, там жили такие мастерицы, как Тамара Александровна Ашихмина, Ольга Ивановна Баркалова, Тамара Федоровна Сопова,
Екатерина Зубцова (сестра Жени Уткиной). В Успенском живет Масалова Валентина Егоровна (в девичестве Кожухова). Когда-то ее семья жила в Мочилах, Валя частенько забегала в гости к соседке Тамаре Александровне Головиной – очень нравилось ей наблюдать, как из-под рук мастерицы выходили красивые узоры. Когда вышла замуж в Успенку, попросила мужа сделать станок, на котором сама изготовила пять ковров. В Троицком жила Мария Владимировна Грудева, она изготавливала ковры на продажу, по двору ее так и звали «Ковриха». Ее односельчанка Валентина Павловна Смагина ткала ковры для себя и близких. Нашел Кузьмин информацию о том, что хорошо было развито ковроткачество в Лютом и соседних с ним населенных пунктах: «Один дедушка сожалел, что после смерти жены три мешка клубков осталось, не знал, что с ними делать».
Ковер на выборах. Было и такое
Ковры ткали из шерсти. Были они очень яркими – на черном поле как бы разложены розы с зелеными листьями. Раньше пряжу сами и пряли, позже покупали. Краски использовали московские или питерские, последние были более стойкие. Ковры были далеко не в каждом доме, они свидетельствовали о благосостоянии семьи. Например, их стелили в сани для молодых на
свадьбу.
– В советские времена в селе очень часто коврами украшали избирательные участки во время выборов. Выборы проходили в праздничной атмосфере, с буфетом, концертом, выставками народного творчества. Мне порой приходилось слышать от мастериц гордое: «Мой ковер на выборАх (с ударением на последнем слоге) был».
– Путь к заветной цели чаще всего бывает долгим – кто-то от кого-то что-то слышал, начинаешь уточнять, – рассказывает Сергей Михайлович, – а это не совсем там и не совсем то, что нужно. По-разному люди расстаются и с предметами старины. Кому-то не жалко отдать добро. Так когда-то Пелагея Щепетева из д. Хмелевая своими руками изготовила скатерти, полотенца, частью этих изделий любезно поделилась со мной ее родственница Нина Никифоровна Бронникова. Мальцева Таисия Николаевна из д. Рог поделилась самотканой материей и показала исподнюю сорочку необыкновенной красоты собственной работы У кого-то приходится что-то покупать. Некоторые не готовы расстаться с вещами, но не прочь предоставить их на время
выставки.
Всем Кузьмин благодарен за готовность общаться, делиться информацией.
Народ
к старине тянется

В школьном музее Липовецкой основной школы, которой руководит супруга Лариса Васильевна, теперь экспонатов предостаточно. Сергей Михайлович собрал солидную коллекцию рушников, скатертей, половиков, ковров и прочего домашнего текстиля наряду со всевозможной домашней утварью. К каждой вещи он относится очень трепетно: «Как же иначе, это же наша история, наша память, жизнь наших
предков».
– Недавно президент Владимир Путин встречался с предпринимателями, возрождающими народные промыслы, назвав их генетическим культурным кодом народа. Как вы думаете, возможно возродить у нас, например, ковроткачество? – спрашиваю у Кузьмина.
– В качестве промысла вряд ли. Ковры ручной работы сейчас будут очень дорого стоить. Сырье недешевое, процесс очень трудоемкий. Хотя, кто знает. Любителей старинных вещей, в том числе весьма состоятельных людей, немало, а старинных ковров на самом деле сохранилось немного, да и те, что есть, зачастую не в лучшем виде. Кто-то, может, и приобретет вещь под старину. А вот возродить ткацкое ремесло, вышивку – вполне реально, думаю, такие вещи и предметы быта были бы более
востребованы.
Пока же о возрождении подобных промыслов даже речь не идет, а народ к старине тянется. Сергей Михайлович Кузьмин только приветствует интерес земляков к старинным предметам быта. В прошлом году на основе собранной им коллекции в краеведческом музее работала выставка «Из бабушкиного сундучка». Она привлекла внимание многих любителей истории. Он же на достигнутом и собранном материале не останавливается. Приметив в чьем-либо доме интересную вещицу, непременно выведает у владельца ее историю. А если повезет, то и станет ее обладателем. Как правило, земляки с доверием относятся к Сергею Михайловичу – много лет он трудится в газовой службе, по роду деятельности вхож во многие дома, умеет наладить контакт с людьми. Многим он известен, как человек увлеченный, преданный своему краю и его землякам. И вовсе не случайно его сотрудничество с устроителями предстоящей выставки ковров в Орле. Он старается как можно полнее представить на ней Ливенский район – и экспонатами, часть которых люди принесут именно для этой выставки, и собранными историческими материалами.



написать комментарий