И все-таки дом снесут?

Как живется людям в доме с вековой историей, не понаслышке знают обитатели дома № 13
по ул. Пушкина.

17.01.2018
Ирина Королева
62




Л.Н.Кузьмина, В.Агарков, А.А.Агарков.
Л.Н.Кузьмина, В.Агарков, А.А.Агарков.

Наверное, нет ни одного ливенца, который не знает двухэтажный дом, расположенный на перекрестке улиц Пушкина и Дружбы народов. Стоит он на пересечении важнейших городских магистралей и своим неприглядным видом непременно обращает на себя внимание. Его внешний вид не меняется долгие годы. Или почти не меняется. Разве что на фоне желто-коричневых, давно не крашенных стен, вместо обветшалых деревянных рам с облупившейся краской в большинстве квартир появились современные. Во всех кроме одной, окна которой, собственно, и выходят на ул. Пушкина. В этой квартире несколько лет никто не живет. Она не отапливается, краска на оконных рамах облезла, вход в квартиру зарос. Картина эта создает удручающее впечатление, может показаться, что и весь дом нежилой. И непонятно, почему это старое строение в самом центре города до сих пор не пошло под снос.

Не прибавится положительных эмоций и от вида дома со стороны улицы Дружбы народов. Разве что новые оконные рамы свидетельствуют о стремлении жильцов заботиться о своем жилище. Окна цокольного этажа уже едва ли не вровень с тротуаром. Картина со стороны двора и вовсе удручающая. Здесь не нужно лишних слов, достаточно взглянуть на фото.

Каково жить в таком доме в центре города? Об этом мы узнали из обращения его жителей в редакцию «Уездного города» еще в начале декабря. В письме они поделились своей главной болью: дом постройки 1917 года, но столетний юбилей жители не праздновали. Для них солидный возраст дома – повод бить во все колокола. Они и бьют уже много лет. И с грустью наблюдают, как исчезают с ливенских улиц куда более молодые дома, признаваемые аварийными, а другие включаются в программу капитального ремонта. Их же дом не подходит ни к той, ни к другой категории. Так, в 2008 году из акта обследования дома комиссией из администрации города следует, что «при осмотре несущих конструкций несоответствие установленным требованиям «Положения о признании жилого помещения непригодным для проживания» не выявлено, т. е. уровень надежности здания не снижен. И хоть в том же акте отмечен 100% моральный износ дома, в заключении говорится, что для дальнейшего проживания в нем необходимо отремонтировать шиферную кровлю и входные деревянные пороги. И еще сто лет живи в нем.

Только жильцов подобное заключение не радует. С момента составления упомянутого акта они еще не раз обращались в администрацию по поводу капитального ремонта или расселения. Но о том, что в программу капитального ремонта их дому не суждено войти, они уже давно сами догадались.

– Первые годы с нас еще собирали плату за капитальный ремонт, а потом ее перестали включать в платежки, – рассказывает житель дома Александр Агарков.

Люди понадеялись, что дом расселят, ведь крышу почти за десять лет так и не отремонтировали, в стенах появились трещины, со стороны двора дом выглядит так, словно его ни разу за сто лет никто не ремонтировал.

– По поводу ста лет не скажу ничего, – замечает Людмила Николаевна Кузьмина, – а вот за те 65 лет, что я живу в доме, поселившись здесь в семилетнем возрасте, скажу совершенно точно, что за это время ни разу не ремонтировалась крыша, не проводились серьезные фасадные работы, кроме того, что подмазывались трещины. А со двора и того не делалось.

Людмила Николаевна помнит, что в прежние годы в доме жили десять семей – пять квартир было в цокольном этаже, пять – на первом. Никаких удобств в доме не было. Квартиры отапливались печками. За водой ходили в соседний двор, нужду справляли в уличном туалете. Потом цокольный этаж расселили. В его помещениях разместились торговые склады. В 90-е годы прошлого века прошел слух о намерении устроить в цокольном этаже то ли пекарню, то ли кондитерский цех. Это возмутило жителей: сами обходимся без удобств, да еще будем испытывать неудобства от подобного соседства. Их категоричное «нет» услышали в администрации. Тогдашний глава города 
Ю. В. Коростелкин разрешил жильцам в цокольном этаже обустроить ванны, туалеты, кухни. В одночасье люди стали обладателями двухуровневых квартир. Правда, большая часть расходов по перепланировке жилищ, проведению инженерных коммуникаций легла на их плечи.

– Но мы радовались, что не надо будет топить печку, что в квартире появится природный газ, ванная комната, туалет, – Нина Алексеевна Винникова приглашает в свою квартиру и проводит по ней экскурсию. В цокольном этаже в ней расположились кухня, туалет, ванная комната, а также небольшая спальня, окна которой выходят на ул. Дружбы народов.

– Угол и стена в спальне постоянно сыреют, ведь вся вода от дождя и талого снега бежит вдоль стены. То и дело протираю проступающую плесень, а она все появляется и появляется, – жалуется женщина, – к тому же через трещину в стене, как ее ни замазывай, поступает холод.

Нина Алексеевна живет в этом доме более тридцати лет. И все это время ее семья занимается благоустройством жилища. Вот только как можно радоваться результатам перемен, когда крыша течет, стены холодные. В коридоре ледник. Трещины и в квартире, где живет семья Агарковых. Головная боль для жильцов и соседство с пустующей много лет квартирой. От нее веет холодом, вход в нее всегда был обособленный. В летнее время, да и не только, всякого рода сомнительные личности любили проводить время на ее веранде. Со временем вход зарос деревьями, жильцы этому только рады – теперь меньше незнакомых людей ходит в их двор. Впрочем, нетрудно понять, что может 
привлечь посторонних в этот двор. Отнюдь, не прелести благо-
устройства.

Несколько слов о порогах. Подниматься и спускаться по ним несколько раз в день – занятие, прямо скажем, из разряда экстремальных. Поэтому, наверное, жильцы двух квартир предпочли во время переустройства оборудовать входы в них в цокольном этаже.

В этом доме живут и пожилые люди, и дети. Они стараются делать все, чтобы жить в нормальных, современных условиях. Внутри квартир. Но поддерживать эти условия, когда к дому проявляется ноль внимания со стороны управляющей компании, очень непросто. Поводом для обращения в газету послужил, наверное, очередной ответ осенью 2017 года из администрации города: в программу капитального ремонта д. № 13 по 
ул. Пушкина не включен, т. к. он является домом блокированной застройки, не признан дом и аварийным.

Этот материал готовился к печати еще до Нового года, но мы не торопились с его выпуском. С одной стороны, это не праздничная тема. С другой стороны, не горячая – не решался вопрос годами и десятилетиями, поднимем мы его неделей раньше или позже, суть не изменится. Уже в начале наступившего года ваш корреспондент обратилась за комментарием к начальнику управления ЖКХ администрации города Ливны Сергею Анатольевичу Барыбину.

– В начале декабря минувшего года межведомственная комиссия признала д. № 13 по ул. Пушкина аварийным, – озвучил хорошую новость С. А. Барыбин. – В перечень домов, подлежащих расселению, вошли также еще четыре многоквартирных дома. Этот перечень будет включен в федеральную программу, в рамках которой граждане расселяются из ветхого и аварийного жилья.

Остается надеяться, что дом будет включен в соответствующий реестр и не за горами час, когда люди получат свои квадратные метры в современной новостройке. А в центре города на месте старого, не имеющего архитектурной ценности дома, появится новое красивое здание.