Не исчезнувшая деревня. Пока...

Два коренных жителя остались сегодня в дальней деревне с красивым названием Парный Колодезь. Живут они благодаря заботам близких.
Не оставляет их без внимания и сельская власть.

31.01.2018
Ирина Королева
184




Т.Меньшова, Н.Богданов
Т.Меньшова, Н.Богданов
Е.Аверкиева, И.Губарев.
Е.Аверкиева, И.Губарев.

Куда кривая вывезет

Первая попытка доехать до этой малой деревни минувшей осенью закончилась полным провалом. После затяжных дождей добраться на обыкновенной легковушке до Парного – невыполнимая задача. Дорога туда имеет три известных состояния: грязь, грязь высохла и грязь замерзла. Сейчас грязь не только замерзла, но и покрылась слоем снега.

Но сворачиваем в сторону Парного Колодезя, и перед нами открывается красивейшая картина. Вдоль дороги стройными рядами деревья в инее, а дорога расчищена, да еще в обе стороны.

У въезда в деревню на берегу пруда стоит машина, на льду виднеется фигура любителя зимней рыбалки. У заброшенной фермы дорога раздваивается, но в одну сторону ехать не решаемся из-за снежных завалов. Направляемся вверх. Из разговора с представителями администрации Навесненского сельского поселения известно, что летом здесь проживают немало дачников, в том числе, москвичей. А вот постоянных жителей два-три старика. Как вычислить их дома? Есть развалюшки, другие стоят с заколоченными окнами.

О чудо, возле одного из домов припаркованы два автомобиля, легковушка и «Газель». Но во дворе зло и громко лает собака. Мы долго сигналим, возвещая о своем прибытии. Из дома никто так и не выходит.

Телефон-автомат 
на фоне разваливающейся фермы

Куда ехать дальше, не знаем. Попытка самостоятельно сориентироваться в вымирающей деревне закончилась провалом. Со слабой надеждой, что в такой глуши есть мобильная связь, беру в руки телефон. Сеть ловит. Глава администрации рассказывает, как найти обитателей деревни. Возвращаемся назад к ферме. Обращаем взор на стоящий поодаль от нее домик, изначально привлекший внимание. В его сторону сразу не поехали, потому что дорога к нему хоть и есть, о чем свидетельствовала свежая колея от грузового автомобиля, но от основной дороги ее отделял непреодолимый для нашей машины снежный вал. Решаемся идти к дому 
пешком.

– Давай хоть палку захватим, вдруг собаки, – не сговариваясь, озвучиваем одну мысль.

Этого добра кругом полно. Вооружившись палкой, идем по колее к дому.

– Посмотрите, что впереди!

Ну, конечно, телефон-автомат. Это достижение цивилизации пришло в сельскую местность, когда деревни стали стремительно терять население, а оставшиеся вовсю пользуются мобильной связью. Для кого ставили эти автоматы, непонятно. Понятно только, что телефон должен был стоять в довольно людном и удобном месте, значит, поблизости кто-то может жить. Увы. Колея делает петлю в районе заброшенного дома. К самому дому только собачьи следы и никаких иных признаков жизни. Возвращаемся к машине. Вновь звоню Лидии Ивановне 
Колосовой.

– Сейчас подъеду, – со смехом отвечает она, выслушав рассказ о путешествиях по безлюдной деревне.

Пока глава поселения в пути, любуемся окрестностями. Сама деревня расположена на высоком холме, заросшем деревьями. Какие-то из них повалены ветрами. Большой пруд также окружен насаждениями. Зимняя картинка очень красивая, нетрудно представить, какие замечательные виды открываются здесь 
летом.

Была бы дорога

Вот и Лидия Ивановна. Под ее началом едем по уже знакомой дороге. Останавливаемся у дома с машинами. Но сельский глава, в отличие от нас, не робкого десятка. Не обращая внимания на собачий лай, направляется на задний двор. Тут и хозяйка дома 
появилась.

– Не хозяйка я, а дочь. Сам хозяин спит, – с ходу расставляет точки над i Елена Георгиевна Аверкиева.

Георгию Ивановичу, которого местные чаще называют Егором Ивановичем, восемьдесят четыре года. Без помощи близких уже не обойтись. Некоторое время назад к нему переехала из города дочь Елена, в прошлом году из Омска вернулся сын Иван с супругой.

Они по-простому рассуждают – отца одного в деревне не бросишь. Он сам ни воды не принесет, ни дров не нарубит.

– Вода-то у нас во дворе в колодце, летом насосом прямо к дому подается, – Елена рассказывает о житейских буднях. От постороннего взора не ускользнул тот факт, что во дворе чисто, сараи все отремонтиро-
ваны.

– Это уже мы: и сараи перекладывали, и крыши на них перекрывали. Курочки у нас, гуси, индейки. Баньку построили, банные дни устраиваем, Георгий Иванович любит побаниться.

– А власть вам помогает?

– А как же. Вот Иван позвонил, чтоб дорогу расчистили.

Расчистили. Эту услугу по договору выполняет ЗАО «Орелагроюг: СХП «Ливенское».

На усадьбе есть и небольшая пасека.

– Дед любит мед, и с чаем, и просто так кушает, – рассказывают дети.

Всю жизнь Георгий Иванович Губарев работал трактористом в Вязовой Дубраве. Вырастил с женой пятерых детей. Жена давно умерла, а дети не бросили старика.

– Приезжайте к нам летом, здесь и красота, и народу много. К нам приезжают внуки, племянник. Оживают соседние дома, – получили мы на прощанье приглашение.

А вода в колодце 
в овраге

На обратном пути остановились у примеченного нами ранее дома с цветами на окошках. Оказалось, и тропинка к дому протоптана, сразу ее не заметили, вела она вокруг дома на задний двор.

– Татьяна, – громко позвала Колосова. На ее голос к нам вышла женщина, покрытая пуховым платком.

– Я выходила собак покормить, слышу, кто-то кричит.

Узнав о визите журналиста, сначала стушевалась: «Что о нас писать? И не готовились мы к встрече». Но тут же пригласила: «Проходите в кухню, у меня там тепло. Сейчас деда позову».

Открываем дверь в кухню, входим. Нас обволакивает уже редко встречающийся даже в деревнях запах дерева, смешанный с запахом недавно истопленной печи. Хозяйка не ждала гостей, а на кухне чисто. На столе ни крошки, чашечки начищены, салфеточкой прикрыты. Кухонная утварь вся по местам расставлена.

На бревенчатых стенах множество полочек и гвоздиков, чтоб все было под рукой. Не успели мы расположиться, как хозяйка вернулась: «Дед в дом зовет».

В доме нас встречает небольшого роста старичок в вязаной шапочке с ушками.

– Николай Иванович Богданов, – называет себя и поясняет. – Вы погромче говорите, старость она такая: то недослышишь, то недовидишь.

И Николай Иванович всю жизнь в Вязовой Дубраве работал, шофером, бригадиром. Был даже парторгом. Он всего на год моложе соседа Егора, а привычка быть в курсе событий осталась. На вопрос, смотрит ли телевизор, отвечает:

– А как же. Надо знать, чем люди занимаются, как страна живет, как мир.

Помимо вопросов мировой политики занят старик и бытовыми, деревенскими. В его обязанности входит топить печь, что он с удовольствием и делает. Дочь принесет ему к порогу дров, а дальше он сам хлопочет. Чтоб не засиживался старик дома, несколько раз в день ходит на кухню, в которой мы уже побывали.

– Раньше отец строил ее как летнее помещение, со временем мы стали управляться в ней круглый год, – рассказывает Татьяна Николаевна.

Мы побывали в Парном Колодезе – местные жители называют его просто Парное – на Татьянин день. В жизни хозяйки дома в этот день происходили и радостные, и скорбные события. О них она также поведала. Рассказала и о том, что дала в свое время слово матери, что будет дохаживать отца. И вот уже восемь лет она живет с ним. Впрочем, понятно, что и без всяких обещаний эта добрая русская женщина не оставила бы старика одного. Как должное, каждый день она носит воду из колодца в овраге напротив дома. Управляется по хозяйству. Зимой ухаживает только за курочками и собачками, а летом помимо садово-огородных работ занята разведением гусей, уток.

– А кто же их рубит?

– Так дед с этим справляется еще. А вот курочек рубить на лапшу нам жалко, они яички нам несут, живут до глубокой старости.

У соседей между собой хорошие отношения. Друг друга навещают, Татьяна Николаевна вместе с Губаревыми в город ездит. Да и автолавка по субботам не объезжает Парное стороной – и товары с доставкой на дом, и повод пообщаться друг с другом и с посторонним человеком.

Поживем-увидим

На какой бы позитивной ноте ни происходило общение с местными жителями, не уйти было от вопроса, что будет с деревней, когда старики уйдут. Ее постигнет та же судьба, что и многие другие исчезнувшие деревни?

– Не факт, поживем-увидим, – в один голос твердили и представители местной власти, и нынешние обитатели деревни.

Как аргументы приводили здешние красоты, легенду о появлении колодца от удара молнии, в таких местах святой источник можно оборудовать, пока до этого руки не дошли. А главное – стремление современных людей укрыться от городской суеты.

Фото автора