Переплата больше самого кредита

Один житель Ливен решил после банкротства банка расторгнуть с ним кредитный договор, чтобы не платить по своим долгам. А другая жительница Ливен очень удивилась, что должна банку еще почти половину суммы кредита – по ее убеждению, она выплатила всю задолженность банку. Однако, суд не разделил уверенности заемщиков в их правоте.

14.02.2018
Ирина Григорьева
137




Банк лопнул, а денежки верни


З. обратился в суд с иском к Государственной корпорации «Агенство по страхованию вкладов», в котором просил расторгнуть кредитный договор, заключенный между ним и ОАО АКБ «Пробизнесбанк» в ноябре 2014 года. Мужчина указал, что по условиям этого договора банк предоставил ему кредит 140 тысяч рублей под 30% годовых сроком на три года. До июля 2015 года он выполнял свои обязательства перед банком, а потом тот прекратил свою работу. По утверждению мужчины, в его адрес банк не направил никаких писем и просьб с указанием на какой счет, в каком банке, каким способом он должен продолжать оплачивать кредит. Спустя год он направил запрос в Агентство по страхованию вкладов, но из ответа так и не понял, как он должен погашать задолженность. Поэтому и просил суд расторгнуть кредитный договор.

Суд выяснил, что после отзыва в августе 2015 года лицензии на осуществление банковских операций у «Пробизнесбанка» и признания его банкротом в октябре того же года конкурсным управляющим была назначена Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов». В декабре 2016 года З. получил ответ от конкурсного управляющего, в нем говорилось, что истцу дважды – в ноябре 2015 и в феврале 2016 года– направлялась информация о признании банка банкротом и реквизиты для погашения задолженности. На мобильный телефон заемщика направлялся номер контактного телефона банка. Но всю эту информацию мужчина упорно игнорировал, задолженность по кредиту не погашал. На начало июля 2017 года ее размер составил 142 тысячи рублей, из которых 115 тысяч рублей основного долга и 27 тысяч рублей процентов.

Отзыв у банка лицензии и последующая процедура банкротства не изменяет объем обязательств заемщика перед банком и не освобождает его от выплат в счет погашения основного долга и процентов за пользование кредитом. А доводы истца о том, что он не мог выполнять свои обязательства, так как ему не предоставили реквизиты, оказались несостоятельными. Так что возвращать заемные средства придется.

Срок вышел, а должок остался


Непросто распоряжаться наличными деньгами, что уж говорить о платежах по банковской карте. Вот и Р. попала в ситуацию, вынудившую ее обратиться в суд с иском к ООО «Восточный экспресс-банк». В июле 2012 года женщина заключила с этим банком кредитный договор на 200 тысяч руб-
лей под 20% годовых сроком на пять лет. Деньги были перечислены ей на карту. Платежи по кредиту женщина производила по СМС-уведомлениям, просрочек, по ее словам, не допускала. Поэтому к окончанию срока действия договора она посчитала, что полностью рассчиталась по кредиту, выполнив все свои обязательства. Однако у банка на этот счет было совсем другое мнение – по его данным, по состоянию на июнь 2017 года за Р. числилась задолженность в сумме около 88 тысяч рублей. Женщина была с этим категорически не согласна, просила суд произвести перерасчет задолженности, освободив ее от уплаты этой суммы. Мало того, она считала себя настолько правой, а требования банка едва ли не оскорбительными, что просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 15 тысяч рублей.

По ходатайству Р. суд провел бухгалтерскую экспертизу. Она установила, что Р. внесла в погашение кредита 315 тысяч рублей. Их них 127 тысяч рублей – проценты, 69,5 тысяч рублей – оплата услуг за присоединение к программе страхования, 940 рублей – оплата комиссий и штрафов, 117 тысяч рублей – кредит. По состоянию на конец июня 2017 года задолженность по кредиту составляет 83 тысячи рублей.

Суд не только отказал Р. в удовлетворении иска, но и взыскал с нее судебные издержки.

Женщина, наверное, и предположить не могла, что переплата за кредит окажется существенно выше суммы самого
займа.

По материалам федерального судьи Ливенского районного суда Е. Л. Альяновой