Как ливенский подросток на допотопном «Москвиче» «Мерседес» угробил

В одну из февральских ночей на одной из орловских улиц старенький «Москвич-412» въехал в «Мерседес -Бенц», причинив элитной иномарке ущерб на сотни тысяч рублей. Вина легенды отечественного автопрома была неоспоримой, а вот на выяснение вопроса, кто управлял автомобилем, ушел почти год.

17.05.2017   Суд да дело   0 коммент.   393 просм.    Автор: Ирина Леонидова

Поездка закончилась, едва успев начаться
Материалы этого дела несколько месяцев «кочевали» по разным правоохранительным инстанциям Орла, но лицо, ответственное за ущерб, причиненный «Мерседесу», так и не было установлено. История на самом деле оказалась весьма запутанной, хотя в основе своей довольно банальной. О том, как четверо товарищей, двое из которых были несовершеннолетними, решили прокатиться по ночному зимнему городу, но поездка закончилась, едва успев начаться. «Туману» в деле напустило то обстоятельство, что находившиеся в «Москвиче» молодые люди меняли свои показания. Не обошлось и без огрехов при оформлении документов с места происшествия. Точку в этом деле поставил Ливенский районный суд, в который истец обратился, так как один из ответчиков – несовершеннолетний Сергей – был зарегистрирован в Ливенском районе.
«Все побежали,
и я побежал»

Восьмого февраля прошлого года компания студентов одного из орловских техникумов после тренировки в ФОКе отправилась в пивной бар попить пива. Ехали туда на «Москвиче-412», который недели за две до того Сергей приобрел по дешевке на разборке за пять-шесть тысяч
рублей. Он же был за рулем. Никого не смущало, что парню было всего 16 лет, за руль он не мог садиться по определению. По другой версии, в бар студенты приехали не из ФОКа, а Сергей заехал за ними в общежитие. В баре ребята сидели часа полтора, пили пиво. Сергей тоже, хотя впоследствии напрочь отрицал этот факт. Затем поступило предложение «продолжить банкет» на его съемной квартире. Один из товарищей отказался от этой затеи и отправился в общежитие. Трое других не устояли перед соблазном. Сергей привез их на квартиру на ул. Московской. Там они еще выпили пива, поужинали. Возвращаться в общежитие было поздно, да и не хотели ребята нарываться на неприятности, если там заметят, что они под хмельком. Решили заночевать у приятеля, продолжая общение в компании с пивом. Часов в одиннадцать вечера Ивану позвонили знакомые и попросили встретить их у Сквера танкистов. Иван, Магомет и Слава решили прогуляться по вечернему Орлу и встретить звонивших.
–?Чего ноги зазря бить, если машина есть, сейчас доедем, – примерно такой аргумент предложил товарищам Сергей.
Те попытались его отговорить: выпивали все-таки. Но он был непреклонен. Вскоре вся компания оказалась в автомобиле. Выехали из двора. «Подъезжая к перекрестку, где завод Медведева, я увидел, что начали поворачивать налево. По сторонам Сергей не смотрел. В этот момент я почувствовал сильный удар в машину, ударился головой о дверь. Сергей закричал: «Бежим!». Все побежали в одну сторону. Я побежал последним. Но упал. Встал, побежал дальше. Но меня окликнули: «Стой!» Это были сотрудники полиции» (из объяснений Славы).
Зачем взял вину на себя, Магомет и сам не знал
Парня отвели в патрульную машину, вскоре ему позвонил Сергей, интересовался, где он. Слава сказал, что его задержали полицейские. Вскоре к патрульной машине подошли Сергей и Магомет. Сергей произнес: «За рулем был Магомет». Магомет утвердительно кивнул головой. В первоначальных показаниях Слава и указал на него, как на водителя. Магомет сам признался, что был за рулем. Взяв объяснения у Сергея и Славы, полицейские отпустили их. Наблюдавший со стороны Иван подошел к месту аварии, сказал, что он также участвовал в ДТП. Но у него почему-то объяснения не взяли: «И так все ясно». Всех троих сотрудники полиции доставили на квартиру к Сергею, а Магомета оставили в патрульной машине, затем его отвезли в Центр временного содержания несовершеннолетних. Когда Слава поинтересовался у Сергея, зачем Магомет взял вину на себя, тот ответил, что они так договорились, а он поможет Магомету решить эту проблему.
Ночь в центре отрезвляюще подействовала на 17-летнего Магомета, утром Сергей на выручку к нему не пришел. Из центра забирал старший брат. Вечером Магомет позвонил Славе и попросил поехать вместе с ним и старшим братом к Сергею, чтобы поговорить о случившемся. Сергей был дома, сказал, что все расходы по поврежденной машине возьмет на себя и штрафы тоже. Разговор Магомет записал на мобильный телефон. Впоследствии содержание этой записи послужило одним из доказательств вины Сергея. Он не раз менял свои показания, они не совпадали со словами других участников ДТП, противоречили ранее сказанному им же самим. Все утверждали, что в «Москвиче» были четыре человека, за рулем был Сергей. Он же говорил то о трех, то о четырех находившихся в машине. Неизменным было только его утверждение, что за рулем был Магомет. Впрочем, говорил он и о том, что совсем не пил с этой компанией, и вообще знаком был с ними постольку-поскольку. Всячески дистанцировался от вчерашних приятелей, а после случившегося и вовсе прекратил общаться с ними.
Магомет объяснял, что взял на себя вину, потому что был в шоковом состоянии, а Сергей так убедительно говорил, что это Слава в телефонном разговоре просил его взять на себя вину. Сергей обещал помочь. Мол, у него дядя депутат и прочие связи. Тут же передал ключи от машины и документы. А потом Магомет осознал все произошедшее и понял, что не хочет отвечать за то, чего не совершал: «Я просто впрягся за него. Я не могу ответить, зачем помог ему. Я не привык
бросать своих».
А расплачиваться родителям
Находившиеся в автомобилях во время ДТП люди отделались легким испугом. Тех, что были в «Мерседесе», защитили подушки безопасности. Оба автомобиля получили серьезные технические повреждения. Судьба побитого «Москвича» никого не волновала, его титульный владелец умер, а новому обладателю Сергею после аварии он стал не нужен – прав у него нет, водить он не умеет, да и вообще, как заверял, он не покупал этот автомобиль.
Но молодая хозяйка «Мерседеса» хотела возместить не только ущерб, нанесенный ее иномарке – 695 тысяч рублей, но и средства в счет утраты товарной стоимости – около 28 тысяч рублей, расходы по оплате оценки – 6 тысяч рублей, услуг представителя – порядка 27 тысяч рублей, госпошлины – более 10 тысяч рублей, расходы на такси – 26 тысяч рублей. Елизавета приезжала к отцу Сергея в Ливенский район: «Хотела мирно урегулировать вопрос. Но разговор не состоялся. Он был настроен агрессивно, сказал, что платить за сына не будет».
Но платить все-таки придется. По решению суда. Суд установил, что за рулем во время ДТП был именно Сергей. В качестве соответчиков по делу были привлечены его родители. Хотя фактически мать не занималась воспитанием сына, она не была лишена на него родительских прав. Суд удовлетворил иск Елизаветы частично, взыскал с Сергея почти все заявленные ею средства на общую сумму 766 тысяч рублей. Взысканы с него и 12 тысяч рублей расходов на проведение судебной автотехнической экспертизы в пользу эксперта. По Гражданскому кодексу РФ, несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несет ответственность за причиненный вред. Но если у него нет дохода или имущества, достаточного для возмещения вреда, вред придется возмещать его родителям. Решение Ливенского районного суда было обжаловано в областном суде, но тот согласился с выводами суда нижестоящей инстанции.
Иван и Слава в 2016 году закончили учебу в техникуме, Магомет продолжает учиться. Сергею через несколько месяцев исполнится 18 лет. Если к тому времени родители не успеют рассчитаться за причиненный им ущерб, отвечать рублем за свои проступки придется ему самому. Все имена в материале изменены.
По материалам федерального судьи Ливенского районного суда
Л. Г. Андрюшиной



написать комментарий